Header Image

Недаром восточная мудрость гласит: легче обучить взрослого тигра, чем вырастить корень женьшеня.

 
Главная arrow Биология женьшеня arrow Биологическая активность женьшеня


Биологическая активность женьшеня PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
Оглавление
Биологическая активность женьшеня
Страница 2
Страница 3

 

 

 

Биологическая активность женьшеня

Химический состав женьшеня начали изучать еще во второй половине прошлого века. Корень жень­шеня, как теперь известно, содержит гликозиды, раз­ные углеводистые соединения (сахара), жиры, эфир­ные масла (панацеи), а также витамины, ферменты, смолы и некоторые другие вещества. Носителями основного фармакологического действия женьшеня считаются гликозиды. Предполагается, что они пред­ставляют собой сложный комплекс близких по своим свойствам веществ. Комплексу извлекаемых из корня женьшеня гликозидов давали разные назва­ния; по мнению специалистов, более удачным явля­ется термин «панаксозид», предложенный Р. Т. Запотылько. Иногда гликозиды женьшеня назы­вают сапонином на том основании, что некоторые из них проявляют свойства сапонинов. Так именовали их японские исследователи.

Исследования показали, что содержание гликозидов в корне женьшеня (при высокой полноте их извлечения) довольно высокое: в корнях дикорас­тущего женьшеня — до 21%, в корнях культурного (корейского) — 19,9% .

Фитохимическими исследованиями Д. А. Муравь­евой (Пятигорский фарминститут) корней женьшеня, произрастающего на плантациях, и 20-летних корней дикорастущего приморского женьшеня было уста­новлено, что в 6—7-летних корнях уссурийского культивируемого женьшеня (совхоз «Женьшень») содержится 23,95% сапонинов, в корнях растения того же возраста, культивируемого в Теберде,— 27,20—29,01, в корнях 20-летнего приморского дико­растущего женьшеня — 22,08%. Меньшее со­держание сапонинов в корнях дикорастущего жень­шеня по сравнению с культивируемым объясняется, видимо, тем, что в таежных условиях накопление активных веществ в корнях-, как и их рост, идет более медленными темпами; свойственной им био­логической активности они достигают позже. Что же касается содержания экстрактивных веществ (в 70%-ном спирте), то, по тем же данным, оно выше в корнях дикорастущих растений.

Повторные исследования Пятигорского фарма­цевтического института, проведенные в 1984 г. в со­дружестве с Тебердинским заповедником, по срав­нительному анализу качества культивируемых корней женьшеня в сухом сырье из разных областей страны показали, что женьшень сохраняет достаточно вы­сокое содержание гликозидов (сапонина) и экстрактивных веществ при выращивании в самых разных почвенно-климатических условиях. Наибольшее со­держание биологически активных веществ отмечено в корнях женьшеня, культивируемых в горных мест­ностях Северного Кавказа (Тебердинский заповедник и Зеленчукский лесхоз— 1300—1350 м над ур. м.), где у 7-летних растений сапонин составлял в среднем 30,9%, и на родине женьшеня в Приморье (г. Дальнереченск, любитель Д.И.Сорокин) —29,7%.

Однако и на Среднем Урале (Свердловская обл., Артинский лесхоз), и в Центрально-Черноземном районе (г. Курск, любитель В. И. Поляков) в корнях того же возраста сапонин составлял в среднем 27,3% и 25,9%, что позволяет говорить о кондиционности женьшеня и в других новых районах его возделы­вания.

Количество экстрактивных веществ (в 70%-ном спирте) в сухих корнях было: на Северном Кавказе — 42,5%, в остальных районах страны, откуда посту­пили образцы,— 41,2—41,8%.

Все это говорит о пластичности биохимических процессов, характерных для женьшеня, и перспек­тивности его выращивания в разных областях России.

В связи с отсутствием методов детального хими­ческого определения действующих начал женьшеня для характеристики его как товарного сырья, а также для научных целей, связанных с изучением разных способов культивирования этого растения, в настоя­щее время предложены разные методы биологической оценки женьшеня, однако до сих пор нет еще универсального метода, с помощью которого реша­лись   бы   вопросы   установления   государственного стандарта с учетом количественного содержания в корнях женьшеня биологически активных веществ. Биологическая оценка женьшеня, выражающая его качество, крайне нужна для решения ряда практи­ческих вопросов, связанных с выращиванием этого растения. Важно, например, знать, как изменяется содержание биологически активных веществ в за­висимости от возраста корней. По материалам иссле­дований дальневосточных ученых биологическая ак­тивность корней, выращиваемых на плантации, из­меняется с возрастом следующим образом.

Если у пяти-шестилетнего растения биологиче­скую активность корня принять за 100%, то в четыре года она составляет 42%, в трехлетнем возрасте — 29, а в возрасте одного года — 22% .

Микрохимическими исследованиями также выяв­лено, что количество гликозидоподобных веществ в корнях женьшеня на плантации увеличивается пропорционально возрасту. Выраженное в бал­лах, оно равно для корней первого года 1, второго — 3, третьего — 4, пятого-шестого года — 5.

По исследованиям Пятигорского фармацевтиче­ского института, в корнях женьшеня с возрастом значительно увеличивается содержание сапонинов. Так, если в Теберде корни женьшеня в возрасте 6—7 лет содержали 27,2% сапонинов, то в 9 10-летнем возрасте их количество возрастало до 34,92%, т. е. за 3—4 года жизни содержание сапонинов увеличивалось на 1/4 часть. При этом количество экстрак­тивных веществ увеличивалось на 42%, достигая почти той же величины, что и у 20-летних дикорас­тущих корней.

В Китае культивируемые корни поступают в про­дажу иногда в 15—20-летнем возрасте, так как счи­тается, что старые корни содержат значительно боль­ше целебных веществ. Кроме того, морфологически, по своему строению и форме, они становятся более близкими к дикорастущим корням женьшеня, кото­рые особенно высоко ценятся на мировом рынке. Анализы корней женьшеня, культивируемого на Северо-Западном Кавказе (Тебердинский заповедник), неоднократно проводила лаборатория фармакологии Дальневосточного центра АН России по разработан­ному там методу биологической стандартизации, основанному на антидиуретическом действии. Первый анализ небольшой партии корней женьшеня из Теберды, результаты которого в сравнении с ре­зультатами   анализов   женьшеня    из   других    мест выращивания были опубликованы, не дал правильного отображения биологической активности тебердинского женьшеня.

Дальнейшие исследования более крупных партий женьшеня, проделанные в той же лаборатории, по­казали, что биологическая активность корней, вы­ращиваемых в Теберде, значительно выше, чем было показано в предварительных результатах.

Активность одного миллилитра экстракта, выра­жаемая в питуитрированных единицах действия (ПЕД), у шестилетнего женьшеня, выращенного из семян корейского происхождения в Теберде, состав­ляла от 1200 до 1550 ПЕД. В то же время биологическая активность культивируемых корней из семян, полученных из КНДР, выражалась в 400-800 ПЕД.

По исследованиям Ставропольского медицинско­го института,  заключавшимся  в  изучении  влияния водных  вытяжек  из  разных  органов  женьшеня  на размножение   одноклеточных   организмов,   выясни­лось,   что  2%-ная   вытяжка   из   сухого   корейского корня (полученного из КНДР)  усиливала размно­жение  дрожжевых   клеток   в   23   раза,   а   из   су­хого корня, выращенного в Теберде,— в 70 раз. Интересно, что 2%-ная водная вытяжка из про­мороженных листьев женьшеня, собранных в Теберде после того, как они подверглись действию мороза на растениях,  усиливала  размножение дрожжевых клеток в 20 раз, из сухих листьев — в 15, а такая же вытяжка из стеблей женьшеня — в 25 раз, что гово­рит о достаточной концентрации действующих начал и  в  этих  органах  растений.  Почти  вдвое сильнее, чем под влиянием вытяжек из листьев, усиливается размножение    дрожжевых    клеток    при    действии 2%-ной вытяжки из плодовой мякоти (экзо- и мезокарп), собранной при очистке созревших семян жень­шеня.

Следует отметить, что надземные органы жень­шеня почти не используются с лечебной целью. Од­нако, как показывают исследования, действующие начала имеются во всех органах этого растения. Также установлено, что стимуляция прироста дрож­жевых клеток была наиболее интенсивной при воз­действии 5—10%-ной вытяжки из разных органов тебердинского женьшеня (корня, высушенных ли­стьев, плодовой — кожистой и мясистой оболочек семян). 10%-ная вытяжка из листьев увеличивает прирост клеток в 618 раз, вытяжка из свежевысушенного корня — в 330 раз. Дальнейшее повышение кон­центрации вытяжек оказывало на размножение дрожжевых клеток тормозящее действие.

Установлено, что биологически активные веще­ства женьшеня обладают двойственной природой: они действуют не только как стимуляторы, но явля­ются еще и антибиотиками — фитонцидами. Иссле­дования показали, что в женьшене, произрастающем в Теберде, наибольшее содержание витаминов груп­пы В находится не в корнях, а в листьях. Отмечен высокий фитонцидный эффект, производимый 2%-ны-ми вытяжками из свежевысушенных и проморожен­ных листьев, а также из плодовой оболочки (экзо-и мезокарп) семян женьшеня. Гибель одноклеточных организмов (парамеций) наступала при воздействии вытяжки из листьев через 2—7 мин, вытяжки из плодовой оболочки созревших семян — через 10 мин, а вытяжка из корня умерщвляла парамеции только через 40—50 мин. Антибактериальное действие вы­тяжек изучаемых органов женьшеня было выражено слабее,  чем   фитонцидное   и  стимулирующее.



 
« Пред.   След. »