Разведение женьшеня на Кавказе

 

 

Разведение женьшеня на Кавказе

На Кавказе дикий женьшень никогда не произрас­тал. До 1953 г. здесь его никто не выращивал и на плантации.

В Теберде расположенной в Карачаево-Черкес­ской автономной обл. (Ставропольский край), опыт­ная плантация находится на высоте 1330 м над ур. м. и является впервые созданной плантацией женьшеня в Европе. Если не считать его посадок в тропиках Азии на острове Тайвань (свыше 1500 м над ур. м.) тебердинская плантация оказывается наиболее вы­сокогорной в мире.

В Теберде женьшень выращивается на той же широте, что и на Дальнем Востоке,- 43° С, но здесь он расположен на верхнем пределе пояса буковых лесов. Поскольку в горах Западного Кавказа с высотой климат становится более мягким и влажным, то в верхней части распространения бука восточного он приобретает заметно более выраженный морской характер, чем в нижней части указанного пояса, — 700 м над ур. м.

Горные районы Северо-Западного Кавказа в це­лом характеризуются приморским типом климата («береговым атлантическим» или «альпийским», где амплитуда колебаний температуры срав­нительно незначительная, а влажность воздуха в течение всего периода вегетации довольно высокая (75—80%). Для сравнения этого климата с клима­том, где издавна выращивается женьшень, отметим, что амплитуда колебаний температуры (разница между абсолютным максимумом и минимумом) за пять теплых месяцев года в среднем составляет в Кэсоне (КНДР) 22° С, в Уссурийском заповеднике (Дальний Восток — России) —27, в провинции Гирин (КНР), откуда были получены семена женьшеня, - 38, в Теберде — 30° С. При этом в Теберде под пологом букового леса амплитуда температурных колебаний уменьшается до 26—27° С.

Известно, что бук восточный — порода мягкого морского климата, и для бука, как и для женьшеня, неблагоприятны резкие суточные колебания температуры и влажности воздуха. Кстати, бук восточный по своим  требованиям к климату очень близок к буку японскому, причем главную роль в ограничении ареала бука восточного играет недостаток влаги в воздухе. Таким обра­ти, бук восточный является на Кавказе своего рода индикатором произрастания здесь женьшеня. «Широ­кое распространение бука в пределах лесного пояса Северо-Западного Кавказа почти на всех высотных уровнях связано с отсутствием резких температурных колебаний и относительно высокой влажностью во всей этой области».

Особенности фитоклимата выражаются прежде не в снижении максимальной  и повышении  минимальной температур, что также приводит к умень­шению суточной амплитуды в лесу. Что же касается относительной   влажности  в лесу,  то   наибольшая наблюдается под кронами деревьев и у поверхности почвы во время наибольшего снижения температуры. Заслуживает внимания и то обстоятельство, что в горных ущельях с отвесными склонами суточная амплитуда температуры меньше, чем в более пологих долинах и в котловинах. Этим, видимо, и объясняется наибольшая распространенность на Кавказе в узких ущельях реликтовых   форм  растений   (тис   и  др.), сохранившихся в особо благоприятных для них усло­виях.

Продвижению бука в более континентальные рай­оны препятствует сухость летнего периода. Та­ким образом, для бука, как и для женьшеня, основ­ным препятствием для распространения на равнине является недостаток влаги в воздухе. Женьшень, кро­ме того, не переносит и высоких температурных усло­вий. О сходстве климата дальневосточного Приморья и горной зоны Северо-Западного Кавказа говорит на­личие в травянистом покрове пихтово-букового леса древнего реликтового растения — осморизы остистой обнару­женной на Кавказе только в верховьях р. Кубани и ее притоках, в частности в Тебердинской долине. У нее очень   разорванный   ареал:   она   произрастает   еще лишь в Японии, в России в южной части Дальнего Востока и в Кузнецком Алатау (на горе Синюхе). В наших условиях осмориза сопутствует разводимо­му в лесу женьшеню.

Итак, требования женьшеня к условиям среды на Кавказе в значительной мере совпадают с требова­ниями бука восточного, который в предгорьях редко растет ниже 700 м, а вверх распространяется до 1300—1400 м над ур. м. Местами бук может образо­вывать верхнюю опушку леса даже до уровня 2200 м,

однако рост его на высоте свыше 1300—1800 м над ур. м. резко ухудшается, а фаутность заметно увели­чивается.

Поскольку женьшень имеет узкую экологическую амплитуду, выбор места для проведения опытов по его выращиванию на Кавказе был проведен с учетом высоких требований женьшеня к природным усло­виям, которые наиболее благоприятными оказались в   поясе буковых лесов.   Однако для   наилучшего произрастания женьшеня нужен был еще и подбор соответствующих микроклиматических условий. В си­лу этого в течение первых лет исследований приш­лось переменить в лесу до 13 разных участков с уче­том изменения экспозиции, крутизны склона, сомкну­тости лесного полога (определяющего режим освещения), характера почвы и проч. И хотя все эти участки располагались на расстоянии не более 3—4 км друг от друга, они имели различные микроклиматические условия. Для выращивания женьшеня пригодными оказались лишь четыре из них.  На одном  из этих участков   и  была  основана  постоянная  плантация. При этом было установлено, что в условиях Северо-Западного Кавказа места для плантации женьшеня надо выбирать на пологих, крутизной не более 5—8° склонах восточной, северо-восточной и юго-восточ­ной экспозиций; допустимы юго-западные и северо­западные склоны. При наличии легких, хорошо дре­нированных почв более крутые склоны оказывались малопригодными   вследствие   быстрого   иссушения. 15  КНДР культивирование женьшеня дает хорошие результаты, если он выращивается при более прох­ладной температуре на северном склоне и на мелко­структурной почве.

Плантация в Теберде выбрана на восточном скло­не крутизной 2—3° под пологом широколиственного (кленово-букового) леса при сомкнутости крон 0,3 — 0,4. Вблизи плантации в лесу встречается небольшая примесь других пород — граба, осины, ильма, пихты, тиса, в подлеске — лещина. Кстати, у себя на родине, в Приморском крае, женьшень нередко произрастает в тех кедрово-широколиственных лесах, где имеется примесь граба, осины, ильма и тиса.

Распространение буковых лесов связано не толь­ко с климатом, но и с относительным богатством гор­ных почв. Почвы в горах Северо-Западного Кавка­за — это бурые горнолесные суглинистые или легко­суглинистые, обычно хорошо дренированные, лежа­щие на гранитах. Реакция почвы нейтральная или слабокислая. Содержание гумуса в почве под бу­ковым лесом, где организована основная Тебердинская плантация женьшеня, довольно высокое: 8— 16%, под пихтово-буковым лесом — до 34—38%. Почва на всех участках мелкоструктурная, хорошо дренированная, легкосуглинистая, лежащая на гранитах.

 

 

 

В естественных таежных условиях Дальнего Вос­тока женьшень растет на бурых горно-лесных почвах, и среди них преимущественно на горнолесных оподзоленных почвах. Почвы буковых лесов Кавказа можно рассматривать как оподзоленные бурые поч­вы. Бурые горно-лесные типичные почвы (в частно­сти, под елово-широколиственными лесами) в Южном Приморье аналогичны типичным бурым почвам Кавказа, развитым под пихтовыми и пихтово-буковыми лесами. Кстати, в Теберде в пихтово-буковых лесах женьшень произрастает нисколько не хуже, чем в чисто буковых насаждениях.

Бук требователен к влажности почвы, что видно по поверхностному расположению его корневой сис­темы. Особенностью бурых почв под буковым лесом является заметное снижение влажности по мере углубления. При этом уменьшение влажности почвы в лесу сильнее, чем уменьшение влажности почвы плантации. По нашим данным, влажность почв в горизонтах от 5 до 30 см на плантации женьшеня за вегетационный период составляет в среднем около 54%. Летний минимум влажности проявляется здесь в основном в поверхностном слое почвы (5—10 см), тогда как в буковом лесу рядом с плантацией уменьшение влажности доходит до большей глубины (15— 20 см), но особенно иссушаются (до 15—20%) под­стилка и верхний горизонт (5—10 см). Однако естест­венная сухость почвы в условиях поливного хозяй­ства особой тревоги не вызывает. С ней приходится считаться главным образом при разведении женьше­ня в лесу без ухода.

При выборе места под плантацию важным являет­ся вопрос определения режима освещения под поло­гом леса. Практика показывает, что наиболее благо­приятна сомкнутость крон деревьев на плантации порядка 0,5—0,6 (не свыше 0,7). При сомкнутости 0,9 женьшень получает только 5— 6% суммарной ра­диации, поступающей на открытую поляну, что для него явно недостаточно. Если на плантации наблю­даются солнечные блики («зайчики»), то доля ра­диации обычно увеличивается до 11 —12%. Нижним пределом для фотосинтеза женьшеня, видимо, сле­дует считать приток радиации в количестве 6—8%. Наиболее интенсивно фотосинтез женьшеня идет при освещенности открытого места в пределах 20—60%. При большей освещенности участка фотосинтез снижается.

Проведенные актинометрические наблюдения по­казали, что если в течение 1/3 светового дня на плантации скользят солнечные блики, а 2/3 дня плантация в тени, то радиация составляет 8%, или 1/12 суммарной радиации, падающей на верхнюю поверхность крон деревьев.

Поскольку при этом замечается некоторое угне­тение процессов роста и развития женьшеня, следует такую дозировку света считать недостаточной.

Лучшим освещением для женьшеня является 1/6 часть полного дневного освещения на открытом участке. Прямые солнечные лучи в течение дня долж­ны попеременно освещать не менее 1/4—1/3 участка, что эквивалентно освещению плантации прямыми лучами в течение 1/4—1/3 продолжительности сол­нечного дня, т. е. летом в условиях Теберды ежедневно 2—3 ч. Однако такое освещение должно быть не в полуденные часы, а лишь утром или после полу­дня.

Попытки выращивания женьшеня, как указыва­лось выше, велись в разных местах европейской части нашей страны, от 41 до почти 60° с. ш., тогда как его естественный ареал в Азии между 38 и 48° с. ш. В табл. 1 приведены климатические показатели не­которых мест опытного выращивания женьшеня в России и основных районов его промышленного возделывания за рубежом (КНДР и КНР).

Из данных таблицы видно, что женьшень пыта­лись выращивать в довольно широких климатических пределах, где тепловые запасы (сумма температур свыше 10° С) колебались от 1800 до 3800° С, а влажность (сумма осадков) изменялась от 520 до 1200 мм в год. Амплитуда колебаний температуры наблюдалась в пределах 22—40° С. Выяснилось, что женьшень, несмотря на свою исключительно высокую требовательность к условиям произрастания, можно выращивать во многих районах страны. Однако при этом требуется очень тщательный подбор условий и весьма кропотливый, основанный на знании биоэкотгических особенностей женьшеня, уход за расте­ниями.

В конце 70-х годов, и особенно вначале 80-х, женьшень стал широко культивироваться любителя­ми в самых разных областях: на Украине, в Белорус­сии, на Урале и даже в Сибири. Наиболее северные пункты его возделывания — Ленинградская, Новго

Помимо Северного Кавказа, особо благоприятные условия культивируемый женьшень находит в Бело­руссии, в Прикарпатье (Ивано-Франковская, Львов­ская обл.) и в ряде других мест Украины.

В европейской части России климатические пока­затели наиболее близки к условиям Теберды в Бело­руссии и Московской обл.

В Ставропольском и Краснодарском краях наи­лучшие условия для женьшеня оказываются в высот­ных пределах от 600 до 1350 м над ур. м.

В Теберде запасы летнего тепла небольшие — около 2000° С. Еще меньше они в Ленинградской обл. (1800°). Однако выяснилось, что сумма тепла 1800— 2000° С достаточна для успешного произрастания женьшеня.

Ниже 600 м над ур. м, женьшень страдает от вы­соких дневных температур и в основном от недо­статка атмосферной влажности (особенно от ее рез­кого падения в середине дня); выше 1400 м, напри­мер в районе Джинальского хребта (около Кисловод­ска) или на Домбае (1600 м), где велись опыты,— от недостатка тепла. Здесь сумма температур свыше 10° составляет около 1600° С, что для произрастания женьшеня мало.

Средняя температура лета (5 мес) в Теберде на 7—9° С ниже, чем в Кэсоне (КНДР) и провинции Гирин (КНР), и даже ниже (на 0,3°), чем в Ленин­граде. Весна обычно поздняя, как и в провинции Гирин, но более влажная. Средняя температура зимы в Теберде (—2,3° С) почти такая же, как в Кэсоне, однако выше, чем в провинции Гирин, где она рав­на — 11,5° С.

Средняя температура лета (вегетационного пе­риода) в Теберде (+13,2° С) оказалась достаточной для нормального развития и роста женьшеня. В корейской литературе указывается, что в местах, благо­приятных для возделывания женьшеня, лето обычно прохладное и что для нормального развития жень­шеня необходим умеренный климат с небольшой тем­пературной амплитудой. Эта амплитуда в условиях букового леса в Теберде (26—27° С) весьма близка к амплитуде температур в Кэсоне и в Приморском крае, но намного ниже, чем в провинции Гирин. Сле­довательно, в Теберде женьшень, происходящий в ос­новном из этой провинции Китая, произрастает в экологической обстановке, более близкой к требова­ниям его природы, чем он имел ее на своей родине. Приморский тип   климата,  свойственный   горам Северо-Западного Кавказа, и в дополнение к нему фитоклимат, создаваемый пологом букового леса, от­личаются относительно ровной умеренной температу­рой  и постоянной  высокой влажностью  воздуха,  в чем и нуждается женьшень. Это сочетается здесь при правильном выборе места для плантации с опре­деленной дозой солнечной радиации, богатой ультра­фиолетовыми лучами, и необходимыми для женьшеня почвенными условиями.

На Кавказе у женьшеня более длительный ве­гетационный период, чем в Китае или Приморском (крае (примерно на 20 дней больше). Вегетацион­ный период его в Теберде в среднем достигает 160—170 (в отдельные годы 200) дней. Таким образом, горная часть Северо-Западного Кавказа благоприятна для выращивания высоко­продуктивных корней женьшеня с большой биологической активностью.

 

А. А. Малышев